Подписка на новости
Подписаться
Наши группы
Рубрикатор
Поиск

Обзор судебной практики по вопросам оспаривания сделок при банкротстве граждан

Арбитражный суд Дальневосточного округа (АС ДВО) опубликовал Обзор судебной практики по вопросам оспаривания сделок при банкротстве граждан (утв. постановлениями Президиума АС ДВО от 26.10.2018 № 21 и от 21.12.2018 № 25). В документе рассмотрены вопросы, связанные с оспариванием в деле о банкротстве физлиц сделок, заключенных во вред кредиторам и направленных на уменьшение размера имущества должника.

Всего в обзор вошло 5 правовых выводов, сделанных АС ДВО в ходе судебной практики в 2017–2018 годах:

  1. В рамках дела о банкротстве физлица финансовый управляющий подал заявление в арбитражный суд о признании заключенного 02.09.2015 договора купли-продажи земельного участка недействительной сделкой на основании п. 1 ст. 61.2 закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ.

    Для справки. На основании п. 1 ст. 61.2 закона № 127-ФЗ может быть оспорена подозрительная сделка, совершенная должником в течение 1 года до или после принятия заявления о признании банкротом, при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки.

    Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили требования финансового управляющего. Но суд кассационной инстанции отменил эти решения и отправил дело на новое рассмотрение. При этом кассационный суд указал, что на основании п. 13 ст. 14 закона «Об урегулировании особенностей несостоятельности (банкротства)…» от 29.06.2015 № 154-ФЗ указанное заявление в отношении физлица, не являющегося ИП, может быть удовлетворено только для подозрительных сделок, совершенных после 01.10.2015, а сделки, заключенные до этой даты, подлежат оспариванию на основании ст. 10 ГК РФ.

    Для справки. На основании п. 1 ст. 10 ГК РФ установлен запрет на злоупотребление правом, а именно: не допускается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью и иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав. Лицо, потерпевшее убытки в результате злоупотребления правом другого лица, вправе требовать от него их возмещения (п. 4 ст. 10 ГК РФ).

    Вывод! Сделки гражданина, не имеющего статуса индивидуального предпринимателя, совершенные до 01.10.2015, могут быть признаны недействительными только на основании ст. 10 Гражданского кодекса РФ.

  2. В другом рассмотренном деле оспоренная финансовым управляющим в рамках дела о банкротстве ИП подозрительная сделка (договор купли-продажи транспортного средства), заключенная 15.09.2015 должником с сыном, была признана недействительной на основании п. 1 ст. 61.2 закона № 127-ФЗ. Суды при рассмотрении дела установили следующие факты: а) должник являлся ИП; б) оспариваемый договор купли-продажи заключен в пределах 1 года до принятия заявления о признании должника банкротом; в) сделка имела неравноценное встречное исполнение обязательств стороной сделки; г) наличествовали неисполненные обязательства должника перед кредиторами; д) покупателю было известно об этом в силу близких родственных связей с должником.

    Вывод! В деле о банкротстве гражданина, являющегося ИП, сделки, совершенные до 01.10.2015, могут быть признаны недействительными по специальным основаниям, предусмотренным законом № 127-ФЗ, независимо от того, связаны они с осуществлением предпринимательской деятельности или нет.

  3. В рамках дела о банкротстве физлица кредитор оспорил 2 договора дарения должника (должник подарил дочери 2 квартиры). Сделки были оспорены на основании ст. 10 ГК РФ и были признаны судом недействительными. Суд указал, что осведомленность о наличии у должника признаков неплатежеспособности и цели совершения сделки в отношении заинтересованного по отношению к должнику лица (дочери) презюмируется.

    Вывод! Наличие родственных отношений с гражданином-должником по общему правилу свидетельствует об осведомленности второй стороны сделки о цели ее совершения, направленной на причинение вреда кредиторам. Обязанность опровергнуть данное обстоятельство лежит на ответчике, состоящем в родственных (супружеских) отношениях с должником и являющемся заинтересованным по отношению к нему лицом.

  4. По заявлению финансового управляющего в рамках дела о банкротстве физлица суд признал недействительным договор дарения квартиры, совершенный должником в пользу своей дочери, и применил последствия недействительности сделки в виде обязания вернуть квартиру в конкурсную массу. На решение суда была подана кассационная жалоба. Жалоба была аргументирована тем, что у ответчика есть несовершеннолетний ребенок. Но орган опеки и попечительства к участию в обособленном деле не привлекался, его письменное заключение представлено не было.

    Суд кассационной инстанции при рассмотрении жалобы указал, что интересы несовершеннолетней в обособленном споре представляла ее мать. Какого-либо противоречия между интересами законного представителя несовершеннолетнего ребенка и самого ответчика, которое могло быть основанием для привлечения к участию в деле органа опеки и попечительства, суд не усмотрел. Суд указал, что само по себе непривлечение судом к участию в споре органа опеки и попечительства не является безусловным основанием для отмены принятых по результатам рассмотрения такого спора судебных актов.

    Вывод! Непривлечение к участию в обособленном споре по рассмотрению заявления о признании недействительной сделки должника, затрагивающей интересы несовершеннолетнего лица, органа опеки и попечительства, отсутствие в деле письменного заключения последнего не является безусловным основанием для отмены судебного акта.

  5. Финансовый управляющий в рамках дела о банкротстве физлица оспорил договор купли-продажи квартиры, заключенный между должником и его дочерью. Сделка была оспорена на основании пп. 1 и 2 ст. 61.2 закона № 127-ФЗ. Суд первой инстанции отказал управляющему в его требовании на основании представленного в дело органом опеки и попечительства заключения об оценке последствий признания сделки недействительной, из которого следовало, что спорная квартира является единственным жилым помещением, пригодным для проживания несовершеннолетней дочери ответчика (внучки должника).

    Суд кассационной инстанции отменил определение суда первой инстанции и направил дело на новое рассмотрение. Кассационный суд указал, что заключение органа опеки и попечительства является только одним из доказательств, которое оценивается судом в совокупности с другими имеющимися в деле доказательствами (ст. 71 АПК РФ). Из материалов дела следовало, что ответчик и ее несовершеннолетняя дочь зарегистрированы в спорной квартире по месту жительства непосредственно перед совершением оспариваемой сделки.

    При разрешении спора суд первой инстанции не установил, где они были зарегистрированы по месту жительства и где фактически проживали до указанной даты, и не проверил, имеется ли у ответчика иное зарегистрированное на праве собственности недвижимое имущество. Помимо этого, из представленного в дело заключения не было ясно, каким образом и на основании каких документов органом опеки и попечительства проверялись и устанавливались изложенные в нем обстоятельства, в том числе отсутствие иного жилья, пригодного для проживания несовершеннолетнего ребенка.

    Вывод! Заключение органа опеки и попечительства о возможном ухудшении положения несовершеннолетнего лица в случае применения последствий недействительности сделки само по себе, при отсутствии других доказательств не является основанием для отказа в удовлетворении требования о признании сделки должника-гражданина недействительной.

По теме читайте статьи:

Комментировать 0
Назад Вперед
Оставить комментарий
Отправить