Подписка на новости
Подписаться
Наши группы
Рубрикатор
Поиск

Позиция КС о замене стороны по делу на приобретателя имущества

КС РФ постановлением от 16.11.2018 № 43-П признал ч. 1 ст. 44 ГПК РФ не противоречащей Конституции РФ, поскольку она не препятствует возможности замены стороны на приобретателя ее имущества в качестве процессуального правопреемника в ходе судебного разбирательства по делу о защите от нарушений права собственности на это имущество.

По гражданскому делу, в котором выявилась неопределенность содержания нормы, судами было отказано в замене истца на нового собственника земельного участка в споре об установлении границы.

КС РФ, в частности, привел такие аргументы:

  • В ст. 215, 220 ГПК РФ (приостановление и прекращение производства в случае смерти гражданина) федеральный законодатель указал на отсутствие нормативной связи процессуального правопреемства в ситуации универсального правопреемства с обязательственной природой правоотношения, что, в свою очередь, свидетельствует о недопустимости ограничительного толкования ч. 1 ст. 44 ГПК РФ и сведения оснований процессуального правопреемства к случаям, прямо названным в данной норме.
  • На соответствующий подход ориентирует судебную практику и ВС РФ, который при разъяснении вопроса о правопреемстве в делах, связанных с возмещением судебных издержек, отнес к случаям перехода права, защищаемого в суде, в порядке универсального или сингулярного правопреемства — наряду с наследованием, реорганизацией юридического лица, уступкой права требования и пр. — переход права собственности на вещь и, сославшись на ст. 44 ГПК РФ, ст. 44 КАС РФ и ст. 48 АПК РФ, указал, что в этом случае суд производит замену лица, участвующего в деле, его правопреемником (п. 9 постановления Пленума ВС РФ «О некоторых вопросах…» от 21.01.2016 № 1).
  • Процессуальное правопреемство обеспечивает осуществление процессуальных прав сторонами спорного или установленного судом правоотношения, позволяет оптимизировать сроки рассмотрения дел и использовать доказательства, представленные на момент вступления в процесс нового лица, которое связано процессуальными действиями, совершенными его предшественником.
Комментировать 0
Назад Вперед
Оставить комментарий
Отправить