Подписка на новости
Подписаться
Наши группы
С вами
с 2015 года
Рубрикатор
Поиск

ВС разъяснил, когда долг банкрота не относится к текущим платежам

Предприниматель обратился в суд с иском о взыскании задолженности за услуги, которые были оказаны контрагенту после возбуждении в отношении него дела о банкротстве. Суды оставили иск без рассмотрения, посчитав, что кредитор должен заявить требование в рамках банкротных процедур. Но Верховный суд с этим не согласился.

Обстоятельства дела: услуги оказаны во время процедуры наблюдения

В июле 2019 года в отношении одной из московских фирм было возбуждено дело о банкротстве. В январе 2020 года Арбитражный суд г. Москвы ввел процедуру наблюдения.

Параллельно фирма-банкрот исполняла обязательства по договору возмездного оказания услуг, заключенному в 2019 году с индивидуальным предпринимателем. Первый акт приемки оказанных услуг подписан в ноябре 2019 года, последний — в феврале 2020-го, то есть уже после введения процедуры наблюдения.

Не дождавшись оплаты, предприниматель обратился в суд с иском о взыскании задолженности.

Суды трех инстанций: иск подан после введения наблюдения, кредитор должен войти в реестр

Суд первой инстанции оставил иск ИП без рассмотрения по основаниям, предусмотренным п. 4 ч. 1 ст. 148 АПК РФ. В основу своего определения судья заложила положение абз. 2 п. 1 ст. 63 закона «О несостоятельности (банкротстве) от 26.10.2002 № 127-ФЗ, согласно которому с момента вынесения определения о введении процедуры наблюдения требования кредиторов по денежным обязательствам могут быть предъявлены только в рамках дела о банкротстве.

Исключение составляют текущие платежи, однако суд не отнес к таковым задолженность по договору оказания услуг, взыскания которой добивается истец. Причина — подача иска о взыскании задолженности после введения процедуры наблюдения.

Апелляционный и окружной суды согласились с выводами суда первой инстанции.

ВС: суды не обосновали отказ в признании платежа по договору с ИП текущим

Верховный суд отменил все предыдущие решения. Судебная коллегия сочла доводы нижестоящих инстанций в пользу отказа в признании рассматриваемой задолженности текущим платежом недостаточными.

В частности, судьи сослались на правовую позицию, изложенную в п. 19 Обзора судебной практики Верховного суда Российской Федерации № 5 (2017), утвержденного Президиумом Верховного суда РФ 27.12.2017: для целей определения момента возникновения обязанности по оплате услуг по смыслу п. 1 ст. 779 ГК РФ, ст. 5 закона о банкротстве и п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 значение имеет дата оказания этих услуг, несмотря на то, что исполнение данной обязанности может по согласованию сторон быть перенесено на более поздний период.

Таким образом, для отнесения решения вопроса о квалификации требования о взыскании задолженности по оплате услуг в качестве текущего или реестрового судам надлежало:

  • определить дату фактического оказания услуги;
  • соотнести даты возникновения обязательств и возбуждения в отношении должника дела о банкротстве.

Суд первой инстанции этого не сделал, апелляционный и окружной указанное нарушение не устранили.

Теперь Арбитражному суду г. Москвы придется рассмотреть дело заново.

Источники:
определение судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ от 14.09.2021 № 305-ЭС21-7053 по делу № А40-150774/2020
Комментировать 0
Назад Вперед
Оставить комментарий
Отправить