Подписка на новости
Подписаться
Наши группы
Рубрикатор
Поиск

Компания банкротится, а ее юрист продолжает получать премии - законно ли это?

Зарплата при банкротстве фирмы у ее юриста не только не уменьшилась, но даже выросла. Конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением о признании недействительными допсоглашений об увеличении зарплаты юристу, а также о начислении ему ежемесячных премий. Дело дошло до Верховного суда. Подробности — далее.

Ситуация

Премия при банкротстве - можно ли ее выплачивать? Арбитражный управляющий и работник дошли в споре до Верховного Суда РФ.

Компания-застройщик в 2014 году приняла на работу юриста с окладом 70 тыс. руб. Уже в то время у компании появлялись первые признаки неплатежеспособности. Вместе с тем с юристом ежегодно заключались соглашения об увеличении зарплаты, ежемесячно он получал премии:

  • В марте 2017 года было заключено очередное дополнительное соглашение — зарплата превысила 120 тыс. руб. На тот момент судом уже было принято к производству заявление о признании фирмы банкротом, суды рассматривали большое количество исков к компании в связи с неисполнением ею своих договорных обязательств.
  • В январе 2018 года, уже после того, как была введена процедура наблюдения, с юристом было заключено новое допсоглашение — зарплата превысила 140 тыс. руб.

В июне 2018 года юрист был уволен по сокращению штата.

Конкурсный управляющий обратился в Арбитражный суд Московской области, считая, что выплата премий и зарплаты в таком размере во время банкротства незаконна. Он просил признать соглашения и произведенные операции недействительными, применить последствия их недействительности.

Позиция нижестоящих судов

Суд первой инстанции согласился с доводами управляющего.

Апелляция и кассация также поддержали эту позицию. Обоснование было следующим:

  • В силу своей должности юрисконсульт не мог не знать о неудовлетворительном финансовом состоянии фирмы.
  • Премирование должно быть обусловлено результатами деятельности не только работника, но и компании в целом. В силу финансового кризиса фирме следовало воздержаться от начисления премии при банкротстве, а сотруднику — от ее получения.

Позиция Верховного суда РФ

ВС РФ судебные акты отменил, направил дело на новое рассмотрение.

Верховный суд отметил:

  • Согласно п. 1 ст. 61.2 закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ недействительной может быть признана сделка (действие), по которой исполнение, представленное должником, в худшую для него сторону отличается от исполнения, которое обычно предоставляется при сходных обстоятельствах.
  • По п. 2 указанной статьи одним из квалифицирующих признаков подозрительной сделки является ее направленность на причинение вреда имущественным интересам кредиторов.

В этой связи существенная неравноценность встречного исполнения со стороны работника могла быть установлена путем сравнения спорных условий соглашений с условиями аналогичных соглашений.

Юрисконсульт заявлял о том, что зарплата, которая ему выплачивалась, соответствовала вознаграждению юрисконсультов в том же регионе и на том же рынке. Однако нижестоящие суды не проверили эти доводы.

ВС РФ подчеркнул, что объективное банкротство компании не может ограничивать права работников на получение гарантий по Трудовому кодексу РФ.

Среди гарантий:

  • индексация зарплаты;
  • компенсация за выполнение дополнительной работы.

Юрисконсульт обращал внимание на то, что с 2015 года сотрудники начали увольняться из фирмы. Если в 2015 году в их департаменте работало 8 человек, то в 2018 году — уже 4. Работа перераспределялась между оставшимися юристами. Нижестоящие суды уклонились от оценки довода о том, что увеличение зарплаты связано в том числе с возросшим объемом работы.

При этом премия может быть:

  • постоянной, входящей в систему оплаты труда;
  • разовой.

Нижестоящие суды не выяснили, о каком виде премии шла речь в данной ситуации.

Если премии фактически входили в систему оплаты труда, то действия по их начислению могли быть признаны недействительными только при существенном несоответствии их размера внесенному работником трудовому вкладу.

***

Также смотрите статьи:

Источники:
определение Верховного суда Российской Федерации от 21.12.2020 № 305-ЭС17-9623(7) по делу № А41-34824/2016
Комментировать 0
Назад Вперед
Оставить комментарий
Отправить