Общая характеристика договорной подсудности

Форма пророгационного соглашения

Природа пророгационного соглашения

Как правильно сформулировать условия пророгационного соглашения?

Ассиметричные пророгационные соглашения

Вопрос автономности пророгационного соглашения

Общая характеристика договорной подсудности

Регулированию механизма договорной подсудности посвящена ст. 32 ГПК, в которой определяются условия реализации права субъектов на заключение соглашения, устанавливающего судебный орган, компетентный в разрешении имеющегося между ними спора.

  1. Свобода усмотрения лиц в данном вопросе ограничивается возможностью изменения территориальной подсудности, причем не всех ее подвидов, а только общей и альтернативной. Родовая же подсудность, а также исключительная обладают императивным характером и не могут зависеть от усмотрения участников дела.

    ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ: в доктрине и практике критикуется формулировка нормы о договорной подсудности, так как прямым указанием Верховного суда из сферы ее действия изымаются только родовая подсудность субъектов РФ и исключительная подсудность, что некорректно. При буквальном толковании можно сделать ошибочный вывод о том, что родовую подсудность мировых, районных, военных судов допускается изменять посредством соглашения. Однако категорически запрещено изменять правила разграничения споров по вертикали между всеми судебными органами.

  2. Законодатель устанавливает временные рамки для заключения соглашения, подчеркивая, что это возможно лишь до того, как орган принял к производству данный спор, что отличает указанный документ от мирового либо третейского соглашения, которые допустимо вырабатывать в ходе процесса. Таким образом, на момент подписания стороны еще не обладают процессуальным статусом.

    ВАЖНО: Санкционирования соглашения о подсудности судом не требуется.

Форма пророгационного соглашения

Первый вопрос сторон правоотношения, имеющих намерения воспользоваться механизмом договорной подсудности: в какую форму должно быть заключено соглашение? Положения ГПК не содержат рекомендаций, в судебной же практике преобладает подход о допустимости заключения их в письменной форме одним из способов:

  • как самостоятельный документ;
  • как оговорка в основном договоре, регулирующем отношения сторон.

ВАЖНО: в любом случае договоренность субъектов о передаче спора конкретному органу не может следовать из отношений одной из сторон спора с третьими лицами, а должна вытекать именно из договорных отношений будущих истца и ответчика и представлять собой явно выраженное волеизъявление обоих.

Допустимость специфической формы пророгационного соглашения, но применительно к аналогичному институту арбитражного процесса отметил ВАС в постановлении президиума от 29.06.2010 № 2334/10. Наличие договоренности о подсудности было признано в отношениях между эмитентом ценных бумаг и приобретателями. Основанием послужил факт покупки бумаг, которым лица выражали согласие с условиями решения о выпуске, в том числе о суде. То есть пророгационное соглашение также может представлять собой публичную оферту и согласие с ней, выражением которого служит материально-правовой договор.

В доктрине есть позиция, согласно которой, решая вопрос о форме соглашения, следует обратиться к общим положениям ГК РФ о форме сделок, однако применение такого подхода вызывает сомнения по причине неопределенности природы соглашения.

Природа пророгационного соглашения

Доктрина формулирует 3 самостоятельные концепции о характере пророгационного соглашения, определяющих круг нормативных положений, применимых к нему:

  1. Соглашение обладает материально-правовой природой, то есть попадает под действие правил о форме, недействительности сделок, а также порядке их изменения и расторжения. В качестве контраргументов такому подходу отмечается отсутствие материально-правовых последствий указанного документа, порождение его подписанием лишь изменений в процессуальной сфере.
  2. Соглашение имеет исключительно процессуальную природу, что означает невозможность определения порядка вступления его в силу и действия материальным правом. Такой подход был воспринят судебными органами, к примеру, в постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 03.03.2009 по делу № А33-12078/08.

    Восприятие соглашения как процессуальной сделки критикуется по причине отсутствия в процессуальных кодексах специального регулирования аспектов совершения таких сделок, что влечет необходимость применения здесь по аналогии положений ГК РФ. Также такая концепция противоречит существу процессуальных отношений, которые возникают между судом и иными участниками процесса, а соглашение заключается и начинает действовать без участия суда до момента возникновения каких-либо процессуальных отношений между сторонами конфликта.

  3. Соглашение носит смешанный характер, то есть его регулирование является дифференцированным. Вступление в силу становится вопросом материального права (например, о моменте заключения), а последующее действие — процессуального.

Как правильно сформулировать условия пророгационного соглашения?

Неоднозначно решается судами вопрос о критериях достаточности определенности в соглашении о подсудности компетентного судебного органа. Насколько исчерпывающим и точным должно быть такое указание? Вправе ли стороны отнести спор к сфере ведения не конкретного суда, а предусмотреть альтернативу?

Основной принцип — содержание соглашения должно позволять бесспорно установить, куда обращаться с требованиями о защите интересов. То есть диспозитивность существует, но до пределов превращения определенности в неопределенность, поэтому слишком широкой альтернативы в установлении суда (к примеру, возможно обращение в любой районный суд) быть не должно. Невозможность установления направленности воли сторон является свидетельством отсутствия надлежащей договоренности и ее юридической силы.

Споры порождает формулировка об установлении суда «по месту нахождения истца». Верховный суд РФ последовательно (определения от 22.09.09 № 51-В09-12, от 06.05.2014 № 83-КГ14-2) придерживается позиции о допустимости условия, отмечая отсутствие подобных запретов в ГПК, а также нарушение признанием незаключенности договора в части оговорки права субъектов на доступ к правосудию.

Несмотря на это, не все судебные учреждения, например, Московский областной суд в апелляционном определении от 11.02.2015 по делу № 33-2981/2015, восприняли взгляды высшей инстанции. До настоящего момента существует практика возвращения таких дел по основанию неподсудности для разрешения по общим правилам (в частности, определение Первомайского районного суда города Пензы от 12.11.2015 № 11-88/2015).

Ассиметричные пророгационные соглашения

Условия соглашения о подсудности не могут быть навязаны более сильной стороной договора, то есть фактически она ограничивается рамками свободы договора.

Типичным примером злоупотреблений выступают потребительские договоры, в которых у экономически слабой стороны нет реальной возможности участвовать в определении судебного органа, что нарушает ее права.

Верховный суд РФ в Обзоре судебной практики от 22.05.2013, посвященном спорам в кредитной сфере, указал на необходимость защиты интересов вкладчиков в отношениях с банками, поскольку включение в договор срочного вклада, характеризующийся как договор присоединения, положения о том, что все споры подсудны, к примеру, суду, расположенному по месту нахождения банка, или иному судебному органу, рассмотрение дела которым выгодно кредитному учреждению, ущемляет права потребителей.

Однако это не означает, что подобное условие всегда автоматически признается недействительным. Если потребитель не сочтет нужным оспорить его, действие договоренности продолжается. Оспаривание возможно на основании нормы ст. 29 ГПК о праве истца выбирать подсудность в потребительских делах при условии, что у гражданина не было возможности изменить типовую форму, в которой оно содержалось.

Ассиметричным является и соглашение, в котором различается объем усмотрения сторон — лишь одной из них предоставляется возможность выбора судебного учреждения, а вторая обязана пользоваться общим правилом. ВАС в постановлении президиума от 19.06.2012 № 1831/12 признал такую оговорку ничтожной со ссылкой на нарушение равенства сторон.

Вопрос автономности пророгационного соглашения

Возможность характеристики соглашения о подсудности как автономного вызывает споры в доктрине. Сделать вывод об автономности процессуальной оговорки, включенной в материально-правовой договор, можно, лишь рассмотрев аспекты соотношения соглашения с договором, степень их взаимозависимости.

  1. Утратит ли силу соглашение, если в основном договоре не согласовано одно из существенных условий?

    Нет, поскольку действительность пророгационного соглашения по общему правилу не зависит от заключенности договора, то есть подать иск о признании его незаключенным возможно в согласованный сторонами суд. Исключением выступают ситуации, в которых у одной из сторон имеется порок воли, например, сделка была заключена под угрозой. В этом случае соглашение также будет признано недействительным.

    ВАЖНО: Некоторые суды неправомерно делают выводы о заключении договора из факта наличия юридической силы у пророгационного соглашения — если иск подан в суд, указанный участниками конфликта в договоре, сам договор в остальной части может быть недействительным либо незаключенным.

  2. Влечет ли уступка прав по материально-правовому соглашению автоматический переход новому кредитору пророгационной оговорки? Судебная практика идет по пути неразделимости оговорки и цессии, то есть распространения договорной подсудности на правопреемника.

    Таким образом, может быть сделан вывод об автономности соглашения о подсудности по отношению к основному договору, хотя в доктрине имеются и противоположные взгляды.

Договорная подсудность является достаточно сложным правовым инструментом, при использовании которого стороны обязаны соблюсти все нормативно установленные требования и ограничения. До сих пор в доктрине и практике отсутствует единый подход к пониманию природы соглашения, допустимости формулировки его условий, автономности его по отношению к основному договору.